RUSSIAN EMBASSY

Архив

“На Корейском полуострове нельзя ставить крест на переговорах, у нас просто нет другого выхода” Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ в Республике Корея Константин Внуков в интервью “Голосу России” рассказал, насколько взрывоопасна ситуация на Корейском полуострове и каковы перспективы возобновления переговоров в шестистороннем формате по урегулированию корейского кризиса

Гость “Голоса России” – Константин Васильевич Внуков, Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Республике Корея.

Интервью ведет Полина Черница.


Черница: Как сейчас развиваются российско-южнокорейские отношения?

Внуков: Прежде всего, я хочу сказать, что прошлый год был особенным для наших стран. И в России, и в Республике Корея прошли парламентские и президентские выборы. Мы считаем очень важной задачей сохранение преемственности курса на стратегическое партнерство между нашими странами.

19 декабря прошлого года – день избрания госпожи Пак Кын Хе президентом Республики Корея, посольством  была  получена поздравительная телеграмма в её адрес от Президента России Владимира Владимировича Путина. На следующий день я вручил ей лично эту телеграмму, в которой были очень добрые слова, подчеркивалось намерение развивать всемерное сотрудничество с Республикой Корея – нашим важным партнером.

Хочу напомнить, что в первом указе Президента России по вопросам внешней политики, который он подписал в день своей инаугурации 7 мая 2012 года, Республика Корея отнесена к числу наших важных партнеров в Северо-Восточной Азии и в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Для участия в церемонии инаугурации нового президента РК Сеул посетила высокая российская правительственная делегация во главе с Полномочным представителем Президента в Дальневосточном федеральном округе, министром по развитию Дальнего Востока В.И.Ишаевым. В день инаугурации 25 февраля он имел отдельную встречу с госпожой Пак Кын Хе, в ходе которой состоялся конструктивный обмен мнениями по конкретным вопросам развития российско-южнокорейских отношений.

Главным событием 2013 года в отношениях между Россией и РК, как ожидается, явится первый российско-южнокорейский саммит с участием В.В.Путина и Пак Кын Хе. В настоящее время этот вопрос прорабатывается. Госпожа Пак Кын Хе получила официальное приглашение от Президента России посетить Санкт-Петербург в связи с форумом группы стран “Большой двадцатки” в начале сентября этого года и приняла его. Мы думаем, как организовать эту встречу на высшем уровне : до или после проведения этого важного международного форума.

К саммиту планируется подготовить целый пакет серьезных договоренностей в ряде областей, которые охватывают, конечно, торгово-экономические вопросы и научно-техническое сотрудничество. Могут быть достигнуты очень важные соглашения (сейчас идет работа над ними) по облегчению режима взаимных поездок граждан наших двух стран.

Мы на финальной стадии выработки соглашения по безвизовым поездкам по всем видам паспортов на срок до 30 дней. Пока речь идет об этом, хотя есть и более радикальное предложение – увеличить срок до 90 дней. По крайней мере, такая задача стоит. Это соглашение подлежит ратификации. Если оно вступит в силу с начала следующего года, это, конечно, существенно облегчит режим поездок и общение наших двух народов.

Есть целый ряд других вопросов, над которыми мы работаем совместно, как в двустороннем плане, так и в многостороннем. В связи с ситуацией на Корейском полуострове мы поддерживаем ежедневный контакт с нашими южнокорейскими партнерами и коллегами, стараясь максимально стабилизировать ситуацию.

Черница: Если говорить о развитии отношений в экономической сфере, здесь какие могут быть конкретные договоренности, учитывая не только двусторонние отношения, но и по линии Таможенного союза?

Внуков: Очень хороший вопрос. Действительно, у нас сейчас новая ситуация. В целом деловые отношения развиваются неплохо. В 2011 году мы впервые вышли на рекордный уровень товарооборота за всю историю – 25 миллиардов долларов. В 2012 году, несмотря на все сложности, связанные с мировым финансовым кризисом нам удалось удержать торговлю на этом уровне, мы сохранили товарооборот почти в 25 миллиардов долларов.

Мы считаем, что это не предел. Во время встречи на полях саммита АТЭС во Владивостоке в сентябре 2012 года наш Президент подчеркнул, что цифра 25 миллиардов, конечно, неплохая, но с учетом потенциала наших двух стран, с учетом того, что мы почти соседи территориально, это, конечно, мало. Поставлена задача к 2015 году довести товарооборот до 30 миллиардов долларов. Это вполне реальная задача. Здесь у меня никаких сомнений нет.

Надо продолжать двигаться дальше. Вопрос не столько в объеме, сколько в качестве торговли. Я считаю, что Республика Корея относится к тем государствам, с которыми мы можем в ближайшее время выйти на новый качественный уровень, уйти от торговли по традиционной схеме, в основном поставкой группы сырьевых товаров, и сделать её более серьезной, добиться кооперации с использованием высокотехнологических товаров.

Приведу несколько примеров. Россию в Корее принято воспринимать как поставщика в основном сырьевых товаров (энергоносители, металлы). Это так. Но вместе с тем два примера. Половина гражданского вертолетного парка в Республике Корея – это наши камовские вертолеты. Они помогают бороться с лесными и горными пожарами и выполнять другие функции.

Второй пример. Больше трети ядерного топлива, которое используется на южнокорейских атомных станциях, – российского производства. Это показывает, что у нас есть хорошие заделы. Наконец, пример января этого года – успешный запуск космического корабля, космической ракеты со спутником на борту “Наро” (проект KSLV-1). Это итог совместной российско-южнокорейской работы, которая длилась несколько лет.

У нас есть серьезные намерения продолжать это сотрудничество и находить новые направления как раз в сфере высокотехнологических производств. Тем более что у наших двух стран есть очевидные плюсы. У России – высокий уровень научных разработок, но невысокий уровень их коммерциализации. У Кореи как раз это имеется в полном достатке. Поэтому, если мы выстроим такую цепочку, я думаю, это пойдёт на пользу нашим двум странам.

Военно-техническое сотрудничество – составная часть наших отношений. Мы готовы продолжать это сотрудничество, разумеется, при определенных условиях, а именно: не должен нарушаться баланс сил, который сложился в этом уголке земного шара.

Черница: Мы общались с ребятами в ДМЗ (демилитаризованная зона). Они говорят, что у них как американские танки, так и русские, причем с русскими легче работать.

Внуков: Русские менее прихотливые, как водится, и более надежные.

Черница: Если говорить об интеграционных процессах на российском пространстве, то здесь у нас были проекты и с Южной Кореей, и с Северной Кореей по поставкам энергоносителей. Учитывая последние события, насколько сложнее уже будет работать в этом направлении?

Внуков: Я еще не ответил на одну часть вашего вопроса, касающуюся не только Таможенного союза, но и вступления России во Всемирную торговую организацию. Я считаю, что это создает очень большие возможности. Мы активно показываем нашим корейским партнерам все плюсы от этого. Это тем более важно сейчас, когда существенно обновился кабинет министров Республики Корея, пришли новые люди на ключевые посты соответствующих министерств.

Одна из наших главных задач заключается в том, чтобы показать, на что способна Россия с учетом этих двух обстоятельств (ВТО и Таможенный союз). Конечно, для корейцев это новая тема, привлекающая очень большое внимание. Таможенный союз открывает новые широкие горизонты. Как известно, Корея – это экспортоориентированная экономика, поэтому новые рынки, тем более с льготным режимом, для них очень привлекательная вещь.

Если Таможенный союз заработает в полную силу, то этот потребительский рынок будет насчитывать свыше 170 миллионов человек. А если учесть, что в будущем в той или иной степени  к нему присоединится еще и Украина (вы знаете, что сейчас активно идут разговоры об этом), то это будет уже 220 миллионов человек. Это очень существенно для корейцев. Поэтому здесь, я думаю, в ближайшее время мы вместе с нашими коллегами из посольств Белоруссии и Казахстана будем проводить целую серию мероприятий для того, чтобы показать корейскому бизнесу, какие возможности есть. Это хорошая тема, над которой мы будем работать.

Что касается вашего вопроса относительно так называемых трехсторонних проектов, то это не новая тема. Мы ее прорабатываем с начала 1990-х годов. В принципе, сделано достаточно много. Напомню, что речь идет о трех основных проектах: соединение транскорейских железных дорог с Транссибом, строительство газопровода (поставка российского природного газа по трубе через Север на Юг Корейского полуострова) и создание, по сути, единой энергосистемы в Северо-Восточной Азии (поставки российской электроэнергии на Корейский полуостров, возможно, с подключением Японии).

Эти проекты все признают очень привлекательными, очень важными. Я считаю, что за ними будущее. В то же время, нам приходится учитывать политические реалии этого региона, особенно в межкорейских отношениях. Мощный толчок был дан после целой серии встреч, в том числе после встречи президента России с руководителем КНДР Ким Чен Иром в 2011 году в Улан-Удэ. Там эта тема тоже обсуждалась и  с северокорейской стороны фактически был дан зеленый свет на ускоренную проработку вопроса о газопроводе в первую очередь. С этого момента началась активная работа по согласованию конкретных вопросов, и было сделано немало.

К сожалению, сейчас эта работа столкнулась с военно-политическим фактором, а именно с серьезным нарастанием напряженности между двумя корейскими государствами. Это, конечно же, является неблагоприятным моментом. Но мы эти идеи  не оставляем. Принципиально важно, что  новое руководство Республики Корея в лице госпожи Пак Кын Хе неоднократно подчеркивало свою заинтересованность в трехсторонних проектах. Это она делала и в своих публичных выступлениях. Об этом она говорила и мне, когда я с ней встречался. Об этом она говорила и Виктору Ивановичу Ишаеву, главе нашей делегации на инаугурации.

Мы считаем, что как только будет благоприятный политический момент, эта работа должна быть продолжена, потому что, повторяю, эти проекты выгодны всем трем странам, а может быть, и не только им. Я имею в виду не только экономическую  эффективность, но и политическую. Мы считаем, что реализация этих проектов будет стабилизировать ситуацию, укреплять доверие между корейскими государствами (как раз то, о чем говорит президент Республики Корея госпожа Пак Кын Хе), и в целом будет полезна для региона.

Противников у этих проектов нет. Американцы на экспертном уровне в той или иной степени уже подтверждали, что это хорошие проекты. Наши китайские партнеры не имеют против них каких-либо возражений. Более того, наши японские коллеги усматривают здесь плюсы для себя, учитывая интеграционные процессы в Северо-Восточной Азии.

Черница: Вы говорили о почти ежедневных консультациях с руководством Южной Кореи о ситуации на Корейском полуострове. Между информацией, которая доходит до Москвы, и информацией, которую я получаю в Сеуле, большая разница. Насколько можно говорить о том, что северокорейская угроза действительно преувеличена?

Внуков: Да. Я всегда говорю (это мое глубокое убеждение), что ситуация на Корейском полуострове – не отвлеченное понятие. Это вопрос, который затрагивает непосредственно интересы нашей безопасности и наши планы по развитию Дальнего Востока. Если здесь будет хорошая ситуация, это будет нам только помогать.

Мы, конечно, кровно заинтересованы в том, чтобы сделать все, чтобы максимально стабилизировать ситуацию, улучшить ее. Сейчас речь идет о том, чтобы ослабить напряженность. Месяц с лишним происходят различные политические события, военные учения, которые только осложняют ситуацию. Мы с самого начала заняли принципиальную линию. О ней говорил Президент России В.В.Путин, неоднократно затрагивал и министр иностранных дел РФ С.В. Лавров.

Мы подчеркиваем, что обращаем наш призыв ко всем вовлеченным сторонам (Северная Корея, Южная Корея, США, Япония) проявлять максимум сдержанности и ответственности за будущее Корейского полуострова. Считаем, что сейчас непростая ситуация, но она еще не зашла в тупик. Единственным выходом является не нагнетание страстей и не запугивание, а создание ситуации, когда не загоняют в угол, а ведут диалог. Другого пути нет. Все с этим согласны. Конечно же, оптимальным является формат шестисторонних переговоров, в которых Россия активно участвует, где мы возглавляем рабочую группу по созданию механизма мира и безопасности в Северо-Восточной Азии.

Хочу сказать, что к нашему мнению прислушиваются. С учетом того, что у нас хорошие отношения с двумя корейскими государствами, что у нас партнерские отношения с США, КНР, Японией, мы многое можем сделать, и мы многое делаем для того, чтобы действительно нормализовать положение.

У нас сейчас нет каких-либо оснований считать, что есть реальная угроза безопасности наших российских учреждений (посольство, генеральное консульство в Пусане), которые работают на территории Республики Корея. Здоровью и безопасности наших многочисленных граждан в РК ничто не угрожает. У нас здесь большая колония. По разным оценкам, на территории Республики Корея находится до 5 тысяч человек единовременно. Информации угрожающего плана у нас нет.

Никаких рекомендаций, которые обычно в таких случаях делаются (воздержаться от поездок), мы не даем. Считаем, что ситуация не угрожает ничьим планам. Сюда приезжают бизнесмены, наши художественные коллективы, туристы, в том числе и те, кто едет по линии медицинского туризма. Таких много. Никаких ограничений мы не вводим. Ситуация вполне нормальная.

С другой стороны, конечно же, мы обязаны учитывать складывающуюся ситуацию и быть готовыми к любому развитию событий. Причем мы говорим здесь не только о военно-политических аспектах, но и о возможных техногенных катастрофах. Опыт “Фукусимы” показал, что это вполне реальная угроза.

Черница: Владимир Путин об этом говорил, что если что-то случится, то Чернобыль покажется просто сказкой.

Внуков: Да. Он имел в виду военный конфликт с использованием ядерного оружия. Мы должны также учитывать и возможные природные явления, например, тайфуны и землетрясения,  и целый комплекс вызовов и угроз, которые реально существуют. У нас есть соответствующие планы относительно того, что в любой критической ситуации мы должны делать, чтобы, не тратя времени,  решить самую главную задачу – обеспечить безопасность и здоровье российских граждан, находящихся на территории Южной Кореи.

Ситуация подчас выглядит гораздо более «грозной», чем есть на самом деле. Такое впечатление довольно часто возникает, если судить по СМИ (упрек не в ваш адрес). Я не хочу заниматься самоуспокоением, но тем не менее, повторяю, ситуация вполне нормальная.

Черница: Насколько непросто пришлось посольству и консульству в эти дни, особенно с 10 по 15 апреля?

Внуков: Здесь никакой истерики не было. Ни в городе, ни у нас, несмотря на прозвучавшие неожиданные призывы северокорейских властей к иностранцам покидать Республику Корея, равно как и к посольствам, которые работают в Пхеньяне. Как вы знаете, никто не поддался на эти уловки и все шло, как говорится, по формуле business as usual.

Единственное, что я хотел бы сказать людям, которые работают или просто находятся здесь,  их родственникам: не забывайте, что здесь есть посольство,  есть наше генеральное консульство в Пусане. Входите в контакт с нами, оставьте координаты. Это облегчит задачи на все случаи жизни, мы всегда будем знать, как с вами связаться.

Повторяю, что особой спешки в этом нет. Но тем, кто выйдет на контакт с нами, во-первых, будет приятно послушать родную речь, во-вторых, просто знать, что всегда кто-то защитит, всегда кто-то будет беспокоиться.

Черница: За последние дни приходили совершенно разные заявления со стороны Вашингтона по поводу возврата к шестисторонним переговорам. Потом они дезавуировали, что это будет с предварительными условиями, без предварительных условий. Ряд экспертов считает, что это уже мертворожденный формат. Хотелось бы узнать вашу точку зрения. Вы уже частично ответили на этот вопрос, но тем не менее. Насколько сейчас больше спекуляций по поводу возможности возврата именно к такому формату, чем понимания того, что все-таки возможно вести переговоры?

Внуков: Действительно, было много заявлений со стороны Южной Кореи, со стороны Соединенных Штатов, что окно возможностей и дверь к диалогу открыты. Естественно, это тоже и наша принципиальная позиция. Мы высоко оцениваем заявления о том, что ставка делается на диалог, а не на силовые методы. И в этом мы абсолютно едины.

Что касается упомянутых шестисторонних переговоров, то я не согласен с теми скептиками, которые говорят о том, что страны-участницы много лет вели переговоры, потратили много усилий и ничего не добились. Я долгое время занимаюсь этой тематикой, и  считаю, что проделана огромная работа, сделаны большие заделы на будущее. Это с одной стороны.

С другой стороны, никто не предложил более хорошего формата. Именно шестисторонний формат на самом деле позволяет учитывать интересы всех стран. Другое дело, что с учетом новых реалий, наверное, надо какие-то старые вещи, старые шаблоны отставить в сторону и подумать, как модернизировать этот механизм. Такая задача стоит.

У нас, повторяю, очень хорошие тесные контакты по линии глав наших делегаций на шестисторонних переговорах со всеми участниками. В самые ответственные, непростые моменты у нас постоянно поддерживается телефонная связь, мы все время сверяем позиции. В первую очередь, конечно, мы в контакте с нашими китайскими друзьями, поскольку они являются хозяевами шестисторонних переговоров.

Я считаю, что нельзя ставить крест на этих переговорах. Они могут дать еще немало результатов. Однако для их возобновления, конечно, необходимы определенные условия. Каким путем к этому идти? Это уже искусство дипломатии. У нас все переговорщики (я их знаю персонально много лет) очень хорошие дипломаты, включая представителей КНДР. Считаю, что совместными усилиями нам надо выходить на возобновление переговорного процесса. Может быть, это не удастся сделать прямо сейчас. Но надо шаг за шагом идти к этой цели. У нас просто нет другого выхода.

Related Posts

Последние сообщения

Яндекс.Метрика