RUSSIAN EMBASSY

Пресс-релиз

Комментарий и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе общения со СМИ по итогам участия в 51-й Мюнхенской конференции по политике безопасности, Мюнхен, 8 февраля 2015 года

Завершается участие российской делегации в работе Мюнхенской конференции. Форум представительный. Состоялись жаркие дискуссии. Во многом на их характере сказалась специфика момента. Украинский кризис присутствовал во всех без исключения дебатах. Честно говоря, у многих эмоции брали верх над желанием реально помочь усилиям по урегулированию кризиса. Но в ходе многочисленных двусторонних контактов (у меня их было более 15, в том числе с Госсекретарем США, министрами иностранных дел Германии, Австрии, Сербии и других стран, Президентом Словении, Премьер-министром Ливана, Высоким представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности, Гендиректором МАГАТЭ, Прокурором МУС, генеральным секретарем НАТО и рядом других участников) я почувствовал иные настроения и понимание того, что нагнетать в публичном пространстве эмоции, голословно осуждать и призывать к наказанию – это путь в никуда. В двусторонних беседах проходил конкретный и очень заинтересованный разговор о том, что нужно сделать, не только чтобы, прежде всего, решить проблему кризиса на Украине, поскольку гибнут люди, разрушается страна, но и чтобы европейская система безопасности была прочной, надежной, устойчивой к любым потрясениям, чтобы она не создавала пространства, являющиеся “серыми зонами”, где не будет обеспечиваться равная и неделимая безопасность. Такой интерес есть, и мы будем продолжать с нашими партнерами обсуждать все эти задачи как немедленные, так и стратегические. Будем выстраивать взаимодействие по формированию единого экономического и гуманитарного пространства, которое опиралось бы на принцип неделимой и равной безопасности в нашем общем регионе. Эта идея, которая не так давно достаточно скептически воспринималась, встречает растущую поддержку. За прямой диалог между Европейским союзом и Евразийским экономическим союзом высказываются руководители Германии, Франции, Италии, Австрии, других стран. Я почувствовал у наших партнеров из структур Евросоюза понимание необходимости и своевременности такой работы.

Уезжаю с достаточно хорошими впечатлениями. Думаю, что состоявшиеся контакты помогут в наших общих усилиях, которые предпринимаются в соответствии с поручениями Президента России продвигать взаимоприемлемые решения украинского кризиса через прямой диалог Киева с Луганском и Донецком. На этот счет предпринимаются хорошие усилия, включая прошедшую в пятницу в Москве встречу глав Российской Федерации, Германии и Франции, а также диалог о более глобальных системных вещах, касающихся устройства жизни на европейском континенте.

Вопрос: Появилась информация, что в среду в Минске может пройти саммит в «нормандском формате». Означает ли это, что достигнут существенный прогресс на переговорах, и стоит ли ожидать от этой встречи некого документа «Минск 2.0»?

Ответ: Как я уже сказал, усилия по урегулированию кризиса на Украине предпринимаются при активной и инициативной роли Президента России В.В.Путина. Предложения, которые несколько дней назад он направил своим коллегам, в пятницу обсуждались в Москве с участием Президента Франции Ф.Олланда и Канцлера Германии А.Меркель. По итогам их дискуссий в Кремле вчера проходила интенсивная работа на уровне экспертов, а сегодня состоялся телефонный разговор в «нормандском формате», где обсуждавшиеся предложения были рассмотрены предметно, даны необходимые поручения с прицелом на то, чтобы в ближайшие дни созвать саммит в «нормандском формате», на котором, мы рассчитываем, будут приняты важные решения.

Вопрос: Только что Госсекретарь США Дж.Керри несколько раз подчеркнул, что между США и ЕС нет никаких разногласий в отношении конфликта на Украине и способов его решения. Накануне мы слышали целую палитру мнений и заметили жесткую позицию Канцлера Германии в отношении поставок оружия на Украину. Исходя из результатов Ваших двусторонних встреч, есть ли действительно единство между США и Европой в этом вопросе?

Ответ: Вы сами только что привели примеры, характеризующие специфику позиции США и Евросоюза в этом вопросе. Так что, анализируйте. Мы с таким анализом, в целом, согласны.

Хотел бы отметить, если под расхождениями имеется в виду отношение к тому, поставлять ли вооружение на Украину, то подавляющее большинство, если не все европейские политики считают эту идею плохой, так как она может только привести к усугублению глубокого украинского кризиса. Уже есть примеры во многих других регионах мира, когда оружие, поставляемое в зону конфликта, очень быстро оказывалось в «нехороших» руках. Тем более это вероятно в ситуации с Украиной, где действующий президент не обладает полной монополией на силовые структуры. Как Вы знаете, там есть какие-то частные батальоны, созданные т.н. «олигархами», а также отряды «Правого сектора». И те, и другие публично заявляют, что никому не подчиняются. Надеюсь, что в контексте усилий по урегулированию кризиса будет обращено внимание на все без исключения незаконные вооруженные формирования на территории Украины, потому что важно обеспечить верховенство права и единства государственных структур, в том числе в силовой сфере.

Надеюсь, попытки сейчас обострить тему поставок вооружений на Украину, в том числе в ответ на призывы, звучащие из уст украинского руководства, не подорвут ответственные усилия, которые предпринимаются в рамках «нормандского формата» (прежде всего, с учетом состоявшейся в пятницу встречи в Москве), направленные на скорейшее успокоение ситуации, прекращение огня, отвод тяжелых вооружений, решение гуманитарных проблем, восстановление экономических связей и завязывание политического диалога, как об этом давно договаривались.

Вопрос: После подписания Россией договора с оккупированной Абхазией Грузия «заморозила» переговорный формат З.Абашидзе-Г.Б.Карасин. Есть ли сейчас какие-то контакты между Россией и Грузией, и каков Ваш прогноз по поводу отношений между нашими странами?

Ответ: Мы никогда не уходили от контактов с Грузией, и прервали дипломатические отношения тоже не мы. Канал З.Абашидзе-Г.Б.Карасин существует, я не слышал каких-либо официальных объявлений о его отмене. Они давно не встречались – это факт. Надо к этому относиться спокойно. Как только грузинская сторона будет готова, мы этот канал задействуем. По-моему, он полезен и позволяет доверительно обмениваться возникающими у сторон вопросами.

Вопрос: Вчера в своем выступлении Вы сказали, что поддержка Европы и Америки «вскружила голову» украинским властям, так же как в 2008 году это случилось с Грузией. Вы видите параллели в этих конфликтах?

Ответ: Что касается Украины в контексте ее отношений с НАТО и параллели с Грузией, то ее провел не я, а члены Североатлантического альянса, когда в апреле 2008 года на саммите в Бухаресте записали в своей декларации, что Грузия и Украина будут в НАТО. Эта констатация, за которую боролись некоторые члены альянса, при сопротивлении некоторых других, все-таки попала в официальный документ, принятый в НАТО на высшем уровне. И это, несомненно, сыграло очень неблаговидную роль в решении, принятом тогда Президентом Грузии М.Саакашвили, начавшим военную авантюру против Южной Осетии, в том числе против мирных граждан и миротворцев.

Очень надеюсь, как я уже сказал в выступлении на пленарном заседании, что головокружение от такой безоглядной поддержки не сослужит плохую службу нынешним украинским властям.

Вопрос: На прошлой неделе в НАТО объявили о создании т.н. пятитысячных сил быстрого реагирования и их дальнейшем размещении в Восточной Европе. Рассматривают ли это в Москве как провокацию?

Ответ: На вчерашней встрече с Генеральным секретарем НАТО Й.Столтенбергом мы обсуждали то, как наши партнеры пытаются выполнять решение саммита в Уэльсе. Нас печалит, что выбран курс на наращивание военного присутствия НАТО в непосредственной близости к российской границе. Уже выдуман термин – «прифронтовые государства». Его автором, как я понимаю, является заместитель Госсекретаря США В.Нуланд. Но в НАТО его, по сути дела, подхватили. Речь идет о странах Балтии, Польше, Румынии, Болгарии. В них создаются учебно-тренировочные центры НАТО, дополнительная инфраструктура, создаются подразделения, о которых Вы упомянули. Я думаю, это абсолютно избыточные меры.

Путь к обеспечению безопасности в Европе лежит через выполнение обязательств, взятых на себя ранее – необходимости обеспечения равной, неделимой безопасности, когда никто не будет обеспечивать свою безопасность за счет безопасности других.

Натовские коллеги на вчерашней беседе высказали заинтересованность в поддержании диалога, в том числе по линии военных ведомств, а также по вопросам безопасности в воздушном пространстве. Мы сказали, что именно натовские структуры прекратили все виды практического сотрудничества, в том числе между военными и по совместному контролю за воздушным пространством. Когда НАТО будет готова, я думаю, мы тоже рассмотрим возможность возвращения к этим форматам взаимодействия.

Вопрос: Какой пункт, с точки зрения российской стороны, является самым проблемным в последних предложениях, обсуждавшихся с А.Меркель и Ф.Олландом?

Ответ: Об этом не очень этично спрашивать. Хотел бы просто выразить надежду, что предпринимаемые нами усилия в духе очень доброй воли увенчаются успехом. Тем более, что со стороны Канцлера Германии и Президента Франции мы ощущаем такой же настрой.

Related Posts

Последние сообщения

Яндекс.Метрика